ТАК ЭТО НАЧИНАЛОСЬ. История села Монастырище

Рубрика: Новости

vokzal манзовка

Уважаемые земляки! Перед вами книжка — правдивое описание о днях далеких нашего поселения, о становлении колхоза, а это к вашему сведению был первый колхоз в крае. Автор этой книжки наш земляк, ветеран колхозного движения, проживший жизнь не сторонним наблюдателем, а активным участником многих событий. Тем значительнее и дороже для нас живое свидетельствование такого человека о прошлом.

книга Пинаева

Пройдя в юности закалку в рабочем коллективе еще в годы гражданской войны на Дальнем Востоке Моисей Дмитриевич Пинаев принял участие в борьбе против белогвардейцев и интервентов, а после освобождения родного села вместе с небольшой группой крестьян, в очень трудных условиях ожесточенной классовой борьбы создал первый колхоз в с. Монастырище и в крае. Как тяжело это было, как преображалось наше село вы узнаете из этого повествования. Сегодня я печатаю первую главу.

ВСЕГДА ЛИ ТАК БЫЛО.

Ехал я как-то поездом из Владивостока в Спасск, и вот, когда мы проехали разъезд Лефа, слышу разговор: «Сейчас будет крупная станция – Манзовка! Отсюда поезда на все четыре стороны идут… Видишь путей сколько!

А поезд уже в это время перестукивал на входных стрелках.

Разговаривали мои молодые попутчики по-видимому — студент и студентка. Студент, как более опытный рассказывал, что эту станцию он помнит с детства и что она всегда была вот такой –большой, белокаменной.

«Всегда ли?» — подумал я.

В памяти моего поколения Манзовка сохранилась как маленький разъезд, где стоял один небольшой домик, возле которого останавливались далеко не все поезда. А кругом кусты и кусты, среди которых до села Монастырище петляла среди избитых колесами крестьянских телег проселочная дорога. Само же село виднелось в километрах трех отсюда. Да и железная дорога тянулась однопутной колеей, а о разъезде Лефа, который мы только что проехали и в помину не было. Не было конечно, ни колхозов, ни совхозов.

Новая жизнь – такая, какой мы ее видим сейчас, создавалась в упорной борьбе старшего поколения советских людей с белогвардейцами, интервентами, буржуазией и кулачеством, и бандитами.

Вот тогда то, во время разговора молодых людей, у меня впервые возникло желание рассказать молодежи о первых шагах колхозного движения, участником которых был я.

Сам я Монастырищенский. Нужда рано выгнала меня из родного села. Еще подростком я подался на заработки – работал на Владивостокском пивном заводе «Ливония», портовом грузчиком на Эгершельде, с 1915 года во время первой мировой войны, два года воевал на Северном и Румынском фронтах. Когда же царская армия развалилась, вернулся я во Владивостокский порт к своим друзьям, возглавлял которых председатель профсоюза грузчиков Н.Х Денисенко. Тут то я и познакомился с большевиками, которые и указали мне путь борьбы за народные интересы. Был я красногвардейцем и членом Владивостокского центрального бюро профсоюзов.

В 1919 году, когда в городах Приморья хозяйничали белогвардейцы и интервенты, а в крае росло партизанское движение, председатель центрального бюро профсоюзов Раев сказал мне: «Давай-ка, Пинаев, поезжай в свое село сейчас ты там больше пользы принесешь, чем здесь.»

В селе я вошел в группу подпольщиков. Мы устанавливали связи с партизанскими отрядами и регулярно доставляли им сведения о передвижении белогвардейцев, специализировались на поджогах и взрывах железнодорожных мостов, нарушали телефонную и телеграфную связь вдоль линии железной дороги.

С большой радостью мы встретили Народно-революционную армию, которая освободила наше село в середине октября 1922 года.

Нужно было начинать строить новую жизнь. Сразу же был создан волостной ревком, а немного погодя — группа сочувствующих РКП(б). Надо сказать, что в это врем не было среди нас ни одного коммуниста. В уездном комитете партии нам посоветовали создать группу сочувствующих. Мы так и сделали. В начале декабря бывшие подпольщики организовали такую группу из 15 человек. Секретарем избрали Николая Георгиевича Лунева – сельского учителя, бывшего руководителя нашего подполья.

Забегая вперед, скажу, что за два последующих года наша группа выросла до 40 человек и стала представлять значительную силу, которая оказывала большую помощь волостному исполкому в организации помощи бедноте, в провидении налоговой политике, в борьбе с кулачеством и бандитизмом. Большинство членом группы состояло в отряде ЧОН. Так тогда назывались  части особого назначения, в которые входили коммунисты, комсомольцы и сочувствующие. Каждый из бойцов ЧОНа жил и трудился, как и все, но в случае нужды брал в руки винтовку. Часто наш отряд патрулировал по ночным улицам села, а то и гонялся за бандитскими шайками, состоявшими из недобитых белогвардейцев, кулаков и разных уголовников.

Чтобы лучше представить себе, в каких условиях нам приходилось работать, надо познакомиться с тем, что из себя представляло Монастырище сразу после освобождения. В селе тогда насчитывалось 323 двора, а населения свыше 2000 человек. Все крестьянские хозяйства были индивидуальные: 225 середняцких, 42 бедняцких, и 56 кулацких. Надо учесть, что в середняцкой прослойке было немало семей, которые умели крепкую родственную связь с кулаками. А более половина бедняцких семей экономически зависела от кулаков.

В таких условиях нам и надо было начинать жизнь по-новому.

Затвитить пост!

Популярность: 746 views
Если Вам интересна эта запись, Вы можете следить за ее обсуждением, подписавшись на RSS 2.0 .

Оставить комментарий или два